Истории

Сегодня мама вернулась со смены (она в роддоме работает), смотрю — слезы на глазах. Говорит: «А у меня женщина от двойни отказалась.»

А мама моя говорит сегодня (она в роддоме работает): «А у меня женщина отказалась от двойни. Да. 36 лет ей. Уже есть дочка, восемь лет девочке».

Моя мама умеет лечить людей, которые не могут сказать, что у них болит, потому что им всего несколько дней. А мама знает.

Помимо этого в ее обязанности, как заведующей отделения, входит разговаривать с женщинами, которые отказываются от своих детей. У нее свои слова и методы, это непередаваемо в тексте.

А я ей говорю, — продолжает мама — как же вы от них откажитесь?

Понимаете, — отвечает женщина — я ничего не смогу им дать. А так их возьмут люди и воспитают нормально, будут любить, как своих.

— А вы знаете, —  говорит ей мама — что обычно не берут двоих детей сразу? В 99% пара усыновляет или удочеряет одного ребенка. А по нынешнему закону двойню или близнецов нельзя разлучать. Особенно, если это разнополые дети. Они могут встретиться, может быть инцест. В общем, нельзя по закону.

Женщина пошла думать на пару дней. А сегодня все равно отказалась. Говорит, думала, что мужчина женится, а он не женился. Сказал: «Да это не мои дети! У нас в роду вообще двойней не было!»

Я слушаю маму и молчу. А она продолжает:

— А недавно девочка восемнадцатилетняя отказалась от сына. Я с ней и так, и так… А она смотрит и говорит:

— Вы знаете, что мой папа глава такой-то области? А мама работает в таком-то ведомстве. Они уважаемые люди. Вы понимаете, я не могу.

– А родители знают, что ты отказываешься?

— Мама знает

— А папа? 

— Значит, папе боитесь сказать.

Как же у такого человека дочь не замужем родила, да?

  …

— И из-за этого ложного стыда ты отказываешься от ребенка? 

— Ты только одно скажи. Почему ты не сделала аборт?

— Да что я дура, что ли? Это же опасно для здоровья. Вдруг детей не будет.

А потом мама еще говорит. В ее отделении недавно родила девочка. Девочке 25 лет, у нее олигофрения. Пришли родители, они же являются опекунами. Мать плачет, отец скулами водит. Нормальные здоровые люди, так получилось, что дочка такая родилась.

Занималась в своей специальной школе, там с мальчиком познакомилась. Лет им по 25, но развитие на 10. Все знали, что у них связь. Врачи сказали, что при таких заболеваниях у обоих как минимум бесплодие и вообще волноваться не надо. Объясните, мол, про презервативы.

Мальчик родился. Небольшой, но здоровенький. Девяносто процентов, что у него то же самое, что и у родителей. Пришли новоиспеченные бабки, деды. Плачут. Пишут заявление, что будут отказываться. Им до пенсии осталось недолго, ее одну тянут всю жизнь, простые люди, тысячи долларов не получают.

У девочки этой пенсия всего три тысячи по инвалидности. Куда еще-то брать? Мы помрем на кого этих троих оставлять? Она же ни взять ребенка не может, ни завернуть. Это опять все на нас. А мы и так всю жизнь!!!… Куда мы его возьмем???

Взяли.

Мама рассказывала, что они сначала все ж таки написали заявление. А потом мама (которая молодая мама) пришла к дверям детского отделения, стоит и воет. Говорит не очень хорошо, а стоит и воет. У нее молоко пошло. Начала кормить ребенка. Из рук не выпускала.

В качестве исключения пустили в палату папу. Мама (моя) рассказывала, что они стоят вдвоем над ребенком, трогают его, что-то там по-своему говорят. Женщины выходили из палаты, слезы глотали. Олигофрения… Да какая разница. Люди же.

Когда выписывались с ребенком, то подарили врачам всего отделения торт. Огромный такой и здоровенный торт. А на нем написано: «Храни Вас Бог». Моя мама стоит и говорит: «Ну и как его такой резать?»

Источник